?

Log in

No account? Create an account

Бардак в телекоме России

Деятели телекома как на ладони. Занимательные зарисовки.

Previous Entry Share Next Entry
Бизнес Сбербанка под угрозой из-за неоплаченных ИТ-услуг
Бардак
telecom_bardak

Устойчивость бизнеса крупнейшего финансового учреждения страны — Сбербанка — оказалась в зависимости от страстного желания менеджмента банка наказать нечистого на руку интегратора.



В начале ноября 2014 г. руководство системного интегратора Крок копило в себе, копило, да и обратилось в Сбербанк с настоятельной просьбой оплатить образовавшуюся с 2011 года задолженность за услуги интегратора. По состоянию на начало прошлого месяца Зелёный гигант задолжал контрагенту за ИТ-услуги более 19 миллионов долларов.


Вообще, такая задолженность для Сбербанка – пустячок, не более какого-нибудь бесперспективного кредита, выданного обанкротившемуся предприятию средних размеров.


Указанная сумма сложилась из долга по обслуживанию ЦОДов (0, 1, 2.1 и 2.2), услуг связи и прочих ИТ-работ (см. таблицу).


Table

Интегратор в 2013-2014 годах неоднократно направлял в банк 1-му заместителю Председателя Правления Льву Ароновичу Хасису уведомления о необходимости оплаты нарастающего долга. Однако столп кредитно-финансовой системы страны неизменно оставался неприступен и причитающееся интегратору гордо не оплачивал.


Почему же крупнейший банк страны, почти монополист, не оплачивает в общем-то пустяковый для него долг в 19 миллионов USD?


Bank-vs-IT

Гадать тут особо не стоит: это – возмездие. Встречное, так сказать, предложение Грефа Бобровникову за понабившую уже оскомину историю с внезапно ставшими очень дорогими для Сбербанка серверами IBM. Не имея прямой возможности вернуть переплаченные за серверы деньги, огорченное руководство Сбербанка решило… компенсировать свои потери ассиметричным решением: следуя универсальной экономической теории денег как всеобщего эквивалента, топ менеджмент Сбербанка справедливо оценил лежащую на поверхности возможность нивелирования переплаты недоплатой! И здесь «Крокодил»-Боборовников попал в весьма щекотливую западню: денег за проделанную работу не платят, а бросить обслуживать стойки Сбербанка по своей воле он не может — таможенные дела висят дамокловым мечом и не стоит зря пробовать на прочность их веревки. По правилам бизнес-этики следовало бы обратиться в арбитражный суд и с полным правом отключить доступ в ЦОДы Зеленому гиганту. Но в этом-то и есть щекотливость западни: обратишься в арбитраж и… -раз!- и дела по уклонению от уплаты таможенных пошлин за серверы пойдут значительно быстрее. И жалобы не помогут.


Средний менеджмент и рядовые сотрудники Крока плохо понимают всю сложность ситуации и в октябре дело доходило даже до того, что они предлагали просто отключить ЦОДы Сбербанка за неуплату долгов. С их точки зрения всё логично: старые договоры истекли, оплата не прошла, долги только растут, новых договоров нет. Зачем работать задаром? Более того, самые сметливые из сотрудников разумно, с их точки зрения, обращали внимание на отсутствие между интегратором и банком действующего соглашения об уровне оказываемых услуг (service level agreement, SLA).


Вчитайтесь в предыдущий абзац ещё раз (держитесь за стулья) — его суть состоит в том, что ИТ-инфраструктура крупнейшего банка страны держится на честном слове! Крупнейший в Восточной Европе банк не имеет SLA со своим подрядчиком! Кто был тот умный руководитель блоком ИТ Сбербанка, который допустил такой перегиб в сторону Крока, сейчас уже не важно. Но только дело случая, что вся бесперебойная деятельность банка ещё продолжается!



Герман Оскарович, надо объективно признать, никогда не отличался излишней кровожадностью и бессмысленной свирепостью нрава. Но в случае с пресловутыми серверами Бориса Леонидовича чувства, похоже, взяли некоторый вверх. Что и понятно: беззастенчиво, с маржой от 75% до 400%, эксплуатировать такую золотую жилу как Сбербанк, использовать весь престиж договора с банком № 1 в Восточной Европе – это всё равно, что, простите за пикантное сравнение, изменить королеве с девкой из конюшни. Но, увы, чувства непозволительны руководству банков. Даже мелких. Не говоря уже о гигантах.


Логично стремясь наказать Крок за обман с серверами, Греф играет на нервах Бобровникова, с достаточной уверенностью полагая, что тот в надёжной ловушке, из которой просто так не выбраться. Однако, если нервы «Крокодила» сдадут и 45% российских вкладчиков окажутся без доступа к своим счетам или просто не смогут воспользоваться и без того не шибко здорово работающими банкоматами? Влетит ведь не только Бобровникову, не тот калибр, раздача будет пошире.


К чему такой рискованный маневр топ-менеджменту банка? Не ясно.


Впрочем, вопросы есть не только к высшему руководству Сбербанка.


Чем занимается контролирующее подразделение Центрального Банка? Хорошо ли регулирует банковскую сферу мегарегулятор, если устойчивость работы т.н. «стратегического предприятия» страны зависит от крепости нервов руководителя одного из ИТ-подрядчиков?


О чем пишет каждый год в своих многостраничных, как эпос, отчетах Ernst & Young (ЗАО «Эрнст энд Янг Внешаудит»), являющийся внешним аудитором банка с 2009 года? Выявил ли он долги за ЦОДы и отсутствие договоров по SLA? Установлена ли его сотрудниками критическая уязвимость хранения и обработки данных одним-единственным, не самым щепетильным исполнителем? Если EY обнаружил эти нарушения, то кому поступают его отчеты и почему на них не реагируют должным образом?


А чем занимается внутренний аудит банка? Достаточно ли он квалифицирован? Если да, то почему его мнение не имеет веса и он не может объяснить руководству Сбера пагубность такого способа вставления шпилек Кроку?


Как работает Наблюдательный совет банка, ответственный, наряду с другими вопросами и за «утверждение … плана действий, направленных на обеспечение непрерывности деятельности и (или) восстановление деятельности Банка в случае возникновения нестандартных и чрезвычайных ситуаций»? Отключение ЦОДов банка и последующая за этим остановка всех финансовых услуг это более чем нестандартная ситуация, не так ли?



Читает ли годовые отчеты Общее собрание акционеров Сбербанка? Если читает, то почему не обращает внимания на мелкие, но от этого не менее критичные, задолженности по ЦОДам?


Вопросов много ко всем.


______________________________


Сбербанк постепенно, но верно уходит с ЦОДов Крока на собственные. Скоро современный АЦОД 3 обеспечит информационно-технологическую стабильность Сбербанка и сделает ненужным всякое общение банка Грефа с компанией Бобровникова, которой только и останется, что куча неоплаченных счетов. А вот претензии таможенников к ИТ-интегратору так просто не исчезнут. В этот, не столь уже и продолжительный период, было бы здорово, если сознание Крока останется ясным, в голову его руководителей не придут какие-либо вредные иллюзии, иначе миллионы вкладчиков Сбербанка не поймут, почему Герман Оскарович поссорился с Борисом Леонидовичем и отчего это должно на них отражаться…




  • 1
Хорошая статья отличается хорошими вопросами. Ваши вопросы в конце - очень правильные. Куда смотрит внешний и внутренний аудит? Как может работать банк такого масштаба без внятного SLA? И вообще, не пора ли сменить аудиторов, если произошло то, что произошло?
Забавно то, что похожие вопросы можно адресовать многим крупным организациям, плотно и долго взаимодействующим с интеграторами...

Согласен с позицией по поводу аудиторов. Тем более, что где-где а в банках СВК всегда занимали достаточно сильные позиции.
Возможно, что такая позиция Сбера - это и есть позиция его руководства? Мол, соглашение об оказании услуг уже заключать поздно - через максимум год уйдем с ЦОДов. Авось пронесет.....

  • 1